СЛУЧАИ

городской фольклор XX века

БЫЛЬ, БЫВАЛЬЩИНА

Бывальщины, как и былички, не исчезли со временем. Ниже приведены яркие образцы этого жанра, ныне переименованного народом в случаи или истории.

Бывальщина, быль, случаи

Короткий устный рассказ о случае, событии, невероятном происшествии, которое якобы произошло в реальности, но без личного участия рассказчика. Признаком жанра бывальщины является указание на то, что событие известно рассказчику, что создаёт эффект правдоподобности.

Читаем у Владимира Даля в "Толковом словаре"

"Бывалка, бывальщина, былица, былина, быль ж. что было, случилось, рассказ не вымышленный, а правдивый; старина; иногда вымысел, но сбыточный, несказочный. Быль за сказкой не угоняется.

Поэтому, как писал В. Короленко "В пустынных местах":

- Я тебе вот бывальщину расскажу, а ты слушай.

бывальщина

«Охотники на привале». Картина В. Г. Перова.

ОБНАЖЕННОЕ СЕРДЦЕ

Повесть

Этого парня звали - Васек. Он еще до армии занимался самбо, отец научил водить машину, мотоцикл. Так что на комиссии в военкомате без разговоров отправили его служить в десантные войска.

Вернулся через два года в родной город, и едва выспался, к вечеру пошел к своей девчонке, она в соседнем подъезде жила. Они крепко до армии дружили. Потом год она ему письма писала, а потом, как обычно, ни ответа, ни привета.

Родители ему говорят, не ходи, Васек, тебе же лучше будет. Спуталась она без тебя с одним пареньком. Каждый день к ней на черной "Волге" ездит. А у нас даже "запорожца" нет. Старенький "восход" и тот продали, когда без тебя в деньгах нуждались.

- Вот и посмотрю на чужое счастье, - шутит он. - Может, она ослепла на один глаз, может, у ней зубы повыпадали, чего я зря буду сидеть дома, расстраиваться.

Вышел во двор, к нему сразу ребята подошли, об армии расспрашивают. Стоит, разговаривает, а к соседнему подъезду черная "волга" подкатывает. И к ней девушка выходит. Вьющиеся каштановые волосы по пояс, глаза голубые, ресницы длинные - красивее девчонки и тогда в городе не было, а сейчас с ума от неё сойти можно было.

Васек руки в брюки и вразвалочку пошел к ней. Ребята ему шепчут:

- Васек, ты зря не рискуй. Парень в машине - сын первого секретаря горкома. У него все схвачено. Если морду не набьют, так в тюрьме сгноят.

- Цыц, сявки, - сплюнул Васек. - Один раз живем. Воровать - так миллион, целовать - так королеву.

Подходит, а из машины парень вышел. В кожанной куртке, джинсах "вранглер", на запястье золотая цепочка болтается.

- Здравствуй, Марина, - говорит своей бывшей любви Васек. - А цвет этой "волги" под цвет твоему сердцу.

Узнала она его, замерла, побледнела.

- Здравствуй, - отвечает, - тебя слишком долго не было.

- Может, поговорим?

- Некогда мне сегодня, - испугалась она.

И тут секретарский сын вмешивается:

- Вали отсюда, - цыкнул презрительно на Васька, и замахнулся.

Васек попятился:

- Эй, эй, только без рук!

В шутку, конечно, он бы мог этого сыночка в секунду распластать на асфальте...

Сели они в машину, уехали.

- Ну, что, съел? - спрашивают ребята.

- Нет, еще не вечер, еще не свадьба, еще и столов не накрывали, - загадочно отвечает Васек. Он вообще любил так сказать, что после его ответов обычно ещё долго затылки чешут.

Часам к двенадцати "волга" подвезла Марину, уехала. Заходит она в подъезд, а Васек стоит на лестнице, ждет её.

Потупила она глаза и говорит:

- Нельзя нам с тобой встречаться, хотя люблю я тебя по прежнему.

- Встречаться не обязательно, - улыбнулся Васек. - А целоваться нужно.

Обнял её и...

Рассказал она об этом секретарском сыне, Валера его звали. Как письма её в армию перехватывали на почте и к ней обратно в почтовый ящик клали; как не давал ей Валера проходу, даже смертью угрожал, если она с ним дружить не будет; как неизвестно куда сгинули два парня, которые пытались её защитить...

- Это целая банда начальнических сынков. Всего у них полно, и денег, и машин. И милиция им слова поперек не скажет.

Расстались они, а следующим вечером Васек, как и два года назад, спокойно взял Марину под ручку и повел гулять. И так им хорошо обоим, как будто они вообще не расставались.

Возвращаются, а около подъезда уже черная "волга" стоит, а рядом секретарский сын ждет, с ноги на ногу переминается, взгляд черный от злобы.

- Кому тут жить надоело? - зашипел он, когда увидел их.

- Тебе, наверное, - спокойно Васек отвечает.

И не успел тот опомнится, как скрутил его и вверх ногами в машину через боковое окно засунул.

- Люби, парень своих девушек, а на чужих только смотри и облизывайся!

Проводил Марину, та слез не скрывает, за него боится.

А Ваську все нипочем. Улыбается, анекдот рассказывает:

- Прыгнул десантник с самолета. Падает вниз, а парашют у него не раскрывается. Мимо инструктор летит и кричит - дергай за железное кольцо! Десантник хватается за обручальное и отвечает - если железное поможет, то золотое тем более!

Вынимает коробочку из кармана, а в ней два золотых кольца.

- Завтра мы идем заявление подавать, а через месяц у нас свадьба!

Кинулась она к нему на шею, целует... Помечтали они о том, где жить будут, у его родителей или у её, когда первого ребенка заведут...

- Иди, и не бойся этого придурка. Его не из железа делали, его обычная мама родила, - так у нас в роте говорили.

Две недели проходит - ничто их счастью не мешает. Уже родителям о свадьбе объявили. Суматоха обычная началась, пригласительные открытки готовят...

Идет Васек как-то вечером по городу, видит, рядом черная "волга" притормаживает. А он знал, что рано или поздно этот Валера выплывет. И точно. Валера выходит, за руку здоровается, как ни в чем ни бывало, улыбается, и говорит:

- - Ты крутой и я крутой, чего мы из-за бабы сорится будем? У нас со всеми деловыми ребятами в городе хорошие отношения. Будешь с нами контакт поддерживать, всё у тебя будет. И тачка, и бабки, и любая девчонка за счастье посчитает на твоих коленях посидеть...

Васек руку ему жмет и так же с улыбкой говорит:

- Ты, конечно, крутой, как яйцо вареное, и девчонки твои колени обсидели, но самое лучшее, что, как друг, ты мне можешь сделать, это исчезнуть из моей жизни.

Тот усмехнулся:

- Уважаю. Давай, тогда разберемся, кто из нас прав, козел ты необученный. Рядом с городом шахта заброшенная есть. Предлагаю, один на один. Кто кого туда загонит, тот и прав. Только смотри, сынок, прыгать в шахту будешь без парашюта.

- Годится, - отвечает Васек. - Раз тебе нужна шахта для острых ощущений, поехали к шахте.

Садится к нему в машину, едут. О том, о сем говорят, как два лучших друга. Свернули на заброшенную дорогу в хилый, пожелтевший лесок, подъезжают к ржавому, покосившемуся копру.

- Ты хорошо подумал? - спрашивает Валера.

- Ты главное ключи от машины оставь, а то придется мне до города пешком добираться, - хладнокровно Васек отвечает.

- Я тебе новую машину подарю, - засмеялся сынок. И показывает на синий "жигуль", стоящий рядом с шахтной ямой. - Только сегодня угнали.

Вышел Васек, а солнце за горизонт уже падает, темнеет... Только хотел спросить, а зачем ты машину угнал, как из-за кустов человек восемь выходят в кожанных куртках, а в руках у каждого по железному пруту.

Валера засмеялся:

- Ды ты не бойся, брат, мы один раз только тебя стукнем, а то как менты поверят, что ты с переломанными костями машину угнал.

И тут началось! Человека три с переломанными руками и ногами осталось лежать на сырой земле, прежде чем свалили Васька ударом в висок. Подняли, запихнули на переднее сидение "жигуленка", включили скорость и в шахту направили.

Очнулся Васек, глаза кровью заливает, а на него черная дыра летит... И перед тем, как скользнули колеса в пропасть, последним усилием он выбросился из машины и повис на остатках какой-то арматуры...

Убийцы обступили шахту, а уже совсем темно было, и ждут. Минуты две, наверное, из ствола грохот доносился, а потом со дна желтое пламя взрыва показалось.

Все довольно засмеялись, а секретарский сынок:

- Говорил я ему, нельзя в нашем городе без парашюта жить!

На другой день вечером к Марининому подъезду черная "волга" подъезжает. В ней четыре человека.

- Иди, вызови эту шлюху, - приказывает одному Валера, - проучить её надо.

Вошел тот в дом и пропал. Пять минут проходит, десять - не возвращается. Еще одного послали - тоже не вернулся.

- Что они, чад с малиной там нашли, - выругался главарь, сунул в рукав остро заточенный стилет - узкий нож такой с обюдоострым лезвием, и пошел сам, выставив вперед себя здоровенного верзилу, парня по кличке Мамонт.

В тамбуре дверном темно, из полуоткрытого подвала сыростью несет... Вдруг Мамонт согнулся, заорал дурнинкой, бросился головой вперед в подвал и покатился туда вниз по ступенькам... Валера крест-накрест полоснул перед собой стилетом, взбежал на второй этаж, ничего не поняв и видит вообще невероятную картину: сидят двое его подручных прямо на цементном полу, привалившись к стеночке, перед ними газетка растелена, на ней стаканы, чекушка водки... сидят, в карты играют.

- Да вы что, сволочи! - взбесился сынок, пнул сгоряча одного, второго, а они смирно так и попадали, не издав ни звука.

Пргляделся он, а пареньки эти лежат отрубленные - то есть, без сознания. А сзади тихий свист раздается, оборачивается Валера, а внизу Васек стоит, руки в брюках, улыбается.

- Присоединяйся к ним, - насмешливо предлагает. - Чего ты все спешишь, спешишь... Отдохни, расслабся.

У того чуть глаза из орбит не вывалились - лично видел, как горел Васек на дне шахты в угнанной машине!

Выставил нож, заточенный как бритва, и пошел на Васька:

- Я тебя сейчас туда отправлю, куда в первый раз посылал!

- Нет, парень, - сокрушенно Васек отвечает. - Рад бы в рай, да грехи не пускают, а в аду сегодня санитарный день...

И так молниеносно прием провел, что через секунду корчился секретарский сынок перед ним на коленях, а нож его неизвестно где валялся... Зажал ему правую руку Васек между прутьями лестничных перил и говорит:

- Хреново ты, друг, руками своими пользуешься. То баб чужих щупаешь, то за перо хватаешься. Не нужны они тебе, особенно правая...

Хлестнул так легонько и повалился главарь со сломаной рукой без сознания.

Тут местные ребята, которым Васек приказал издалека наблюдать, не вмешиваться, подбежали, помогли ему врагов сложить в черную "Волгу", которая раньше на всех страх нагоняла... И вывез он их за город, разложил аккуратно на зеленой травке.

- Ребята, ближе к природе надо быть, может, поспокойнее станете! - пожелал он им на прощание.

Добрым был Васек, чересчур добрым, не знал он до конца, с кем дело имеет, иначе бы тогда всю эту тварь в шахту бы ту же самую скинул и люди бы ему только спасибо сказали.

Дня через три или четыре ранним-ранним утром проснулся он от звонка в дверь, подошел, открыл, а перед ним почтальон стоит, молодой, черный, кучерявый, как цыган, зубы скалит, улыбается.

- Вам посылка, - говорит.

И подает фанерный ящичек. Сургучные печати, адрес его химическим карандашом написан - все как положено.

- Спасибо, - отвечает Васек. Зашел на кухню, открыл, сверху письмо лежит, а в нем всего два предложения:

- Она сказала, что её сердце принадлежит тебе. Возьми его.

Разворачивает целофанновый сверток, который там был, а в нем окровавленное, еще теплое человеческое сердце!

Он не поверил глазам своим, побежал к Марине, а родители её говорят, ушла она вечером, сказала, к тебе... а что случилось?

Скрипнул Васек зубами, только и вымолвил:

- Нет у вас больше дочери, а у меня невесты, - и повалился без сознания.

На похоронах самой прекрасной девушки города народу было видимо-невидимо. Цветами засыпали всю могилу, родители ничего не могли говорить, их просто несли на руках. Официально было заявлено, что погибла она в автокатастрофе, но все знали, какой жестокой смертью поплатилась она за любовь.

Только одного из тех, кто любил её, не было на похоронах. Жениха.

Васек в это время был на вокзале и встречал своих армейских друзей, которых вызвал срочной телеграммой.

Первым из вагона вышел Жорик. В роте у него было прозвище - Отпад. В своем городе, еще до службы, он был чемпионом по боксу. Бил он всегда с левой, и всегда так быстро, что постороние только и видели, как противник его внезапно падал замертво к его ногам.

За ним - Лешка Хват. Отец-фронтовик еще в детстве выучил его секретной японской борьбе джиу-джитсу. Помимо того, он был непревзойденным мастером по стрельбе из всех видов стрелкового оружия и метанию ножей. Причем, не только ножей, любой заточенной железякой он попадал точно в цель.

Друзья молча пожали Ваську руку и коротко спросили:

- Есть работа?

- Есть, - так же коротко ответил Васек.

Он узнал, что банда секретарского сынка занимает одну из лучших дач закрытого поселка, предназначенного исключительно для высших городских начальников. Поселок окружен высокой стеной с колючей проволокой и круглосуточно охраняется милицией.

И следующей ночью они вышли. С помощью шестов перемахнули через стену - для любого десантника это не составит труда; ступая друг другу в след прошли к огромному трехэтажному особняку, в котором ярко светились все окна, но все окна были зашторены.

- Охрана, - прошептал Васек, указав на двоих парней, куривших за металлической оградой.

Хват улыбнулся и вытащил из кармана горсть серебрянных полтинников. С остро заточенными ребрами.

- Подожди, нам же ключи нужны, - сказал Васек. И громко закашлялся.

Охранники насторожились, затушили сигареты, в руках у них появились велосипедные цепи. Подошли к прутьям. И в то же мгновение в ночной темноте сверкнули две серебрянных молнии - бандиты безвучно растянулись на траве со смертельными занозами во лбу. Жорик вытянул у одного из них ключи, отомкнул калитку, и они вошли в сад.

Долго потом, расследуя это дело, следователи удивлялись, как могли погибнуть тринадцать здоровенных громил, и так тихо, что в соседских дачах ни один из жильцов не проснулся.

А на даче в то время, укрывшись плотными шторами от посторонних глаз, вовсю гуляла банда секретарского сынка. В каждой из двадцати комнат стояли накрытые столики с едой и редкими винами. В громадном холле с горящим камином был накрыт большой стол, во главе которого восседал хазяин с правой рукой, закованной в гипс. Он был пьян, но еще держался на ногах.

- Я - добрый, - хвастался он. - Нравиться кому сердце девушки - бери его, не жалко.

- А что мы с её женихом сделаем? - кричали подручные.

- Я уже придумал, - пьяно ухмыльнулся Валера. - Чего это она одна без него в могиле мерзнет. Мы ему ручки и ножки свяжем колючей проволокой и к ней в гроб засунем. Живым. Пусть её там развлекает.

От таких слов будто жутким холодом пронесло над головами.

- Пойду я прогуляюсь, - сказал один, потом второй, и главарь не замечал, как постепенно пустел стол, как никто из ушедших не возвращался...

Очнулся, глядь, а перед ним сидит один Васек и в рюмку ему вина подливает:

- Пей, Валера, пей, ведь ты если смерть свою трезвым увидишь, обгадишься, наверное.

Оторопел сынок, глазами вокруг поводит. Никого. Только он да Васек.

- Так ты мне руки хотел колючкой завязать и живым в гроб уложить? - вежливо спрашивает Васек.

Берет с пола моток колючей проволоки и руки главарю вяжет. У самого кровь с пальцев брызжет, зато глаза ясные, спокойные.

- Извини, что на кладбище тебя захоронить не смогу, там ведь люди приличные, достойные лежат.

Взмахнул Васек рукой, и встали рядом с Сынком Хват и Отпад. Только хотел крикнуть что-то девичий убийца, как заткнули ему рот куском жареного мяса и поволокли...

Два месяца работала бригада следоватеоя на секретарской даче. Самого секретаря с партии выгнали и посадили за взятки. А на даче, в мощном разветвленном подвале обнаружили и пыточные камеры, и скелеты погибших, и драгоценности на многие миллионы рублей. Так что серьезно выяснять, кто разгромил эту банду, не стали. Самого Сынка не нашли, хотя и подали на него во всесоюзный розыск.

И больше ничего добавить к этой истории нелзья, кроме того, что раз в году зацветает алыми розами металлический венок на могиле Марины, а самое высокое дерево рядом с бывшей секретарской дачей сохнет и сохнет, и кора его чернеет от подземного яда.

Купить книгу:
PDF - 250р.
Logo
Мои страницы в социальных сетях: